Впереди граница

Автор: admin

Среди моих боевых наград есть орден Красной Звезды. Этой наградой яфорсир Днестра особенно дорожу, так как получил ее за освобождение края, в котором и остался после войны. Живу я Черновцах, а соединение, в котором я воевал, освобождало Северную Молдавию и некоторые районы Черновицкой области.

Часто бываю в Молдавии, на местах былых боев. И вот решил написать о том, как все это было в те мартовские дни 1944 года.

Правда, не всему изложенному ниже я был непосредственным свидетелем. Да и многому ли мог быть свидетелем рядовой офицер?! Подчас мы, сидя в окопах или меся грязь на дорогах наступления, не знали даже, что творится в соседнем полку. Когда же прошло время и память опять вернулась к фронтовым дням и ночам, каждому из нас хотелось предельно точно установить, какое место в больших событиях занимали его рота, батальон, полк, дивизия.

Так у каждого участника войны какие-то частные эпизоды фронтовой жизни складывались в целостную картину событий большого масштаба. Поэтому, повторяю, то, о чем я хочу рассказать, это не только и не столько лично мои наблюдения. Это, скорее, сумма впечатлений, сведений, воспоминаний, которые я вынес из встреч с однополчанами, с теми, кто шел по тем же фронтовым дорогам[1].

Весна 1944 года рано дала о себе знать. Выпадали обильные снега, шли частые дожди, были и заморозки, и оттепели. Дороги войска до того размесили, что всякое движение транспорта по ним было почти невозможно.

Нам предстояло разгромить Уманскую группировку противника и овладеть первоначально рубежами Ладыжин — Гайворон, а на втором этапе форсировать Днестр и нанести удар по врагу в направлении Липкан, чтобы затем выйти на бывшую Государственную границу СССР.

Командующий фронтом маршал И. С. Конев побывал в дивизиях 40-й армии, сказал генерал-лейтенанту Ф. Ф. Жмаченко[2]:

— Полагаю, вы понимаете, что сложившаяся обстановка требует от нас вести наступательные операции с высокой маневренностью, быстрыми темпами, без длительных пауз для подготовки этих операций.

Готовилась к этим трудным боям и наша 42-я гвардейская стрелковая дивизия. Командовал ею генерал-майор Ф. А. Бобров[3]. Только через многие годы после войны мне удалось собрать некоторые скупые биографические сведения о нашем генерале. Тогда же мы, офицеры, знали о нем совсем немногое, как, впрочем, немногое знали о прошлом командиров и в других соединениях.

Федор Александрович Бобров родился в марте 1898 года в бедной крестьянской семье в селе Бобры Витебской губернии. С ранних лет он познал тяжелый труд землепашца. Первая мировая война. Он мобилизован в царскую. Позже девятнадцатилетний Бобров принимает активное участие в революционных событиях 1917 года. Еще позже организовал из бывших солдат Красной гвардии отряд. Был начальником команды станковых пулеметов.

В период гражданской войны Ф. А. Бобров защищал Петроград, воевал на Восточном и Южном фронтах, получил тяжелое ранение. Но жизнь свою навсегда связал с армией. Она и воспитала в нем все необходимые качества командира.

Бобров хорошо знал и понимал солдата, понимал значение политической работы среди бойцов. Тогда, в марте, на одном из совещаний командиров и политработников дивизии Бобров говорил:

— Мы должны готовить к трудным боям каждого солдата. Слово политработника тут приобретает двойной вес – ведь наша задача заключается в том, чтобы выйти на священную Государственную границу СССР.

В период подготовки войск к наступлению генерал Бобров лично проводил по нескольку собраний в каждом полку. Он умел просто и доходчиво рассказать солдату о боевой задаче, вдохновить его.

5 марта, на рассвете, артподготовка известила о начале наступления в Уманско-Ботошанской операции. Взламывая оборону противника на реке Горный Тикач, гвардейцы 136-го полка майора Л.Я. Уставщикова[4] ударили по флангу врага, а 132-й полк 42-й дивизии под командованием Героя Советского Союза П.И. Шурухина[5] при поддержке огня танкового корпуса форсировал реку. В течение двух недель шли упорные бои. Гвардейцы дивизии потеснили противника, форсировали реку Южный Буг и с ходу первыми ворвались в райцентр Ладыжин, освободили один за другим ряд населенных пунктов Украины.

За успешные боевые действия маршал И. С. Конев объявил гвардейцам благодарность.

За эти же бои 42-я стрелковая дивизия была награждена орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени, а заместитель командира полка по политчасти майор Л.С. Смовзюк, капитан В.Д. Кононов, старший лейтенант М. Т. Голубев, рядовой А.И. Шатохин были удостоены звания Героя Советского Союза.

Генерал Бобров всегда был там, где труднее, где немедленно требовалось его личное присутствие. Гвардейцы любили своего командира. Они верили ему, считали, что раз генерал с ними, то фашисты будут разбиты, победа будет непременно одержана.

Развивая наступление, дивизия продвинулась севернее Могилева-Подольского. С захватом этого города предстояло форсировать Днестр. Реку нужно было преодолеть как можно быстрее, так как в этом районе правобережья в руках противника важные железнодорожные узлы – Окница и Липканы, которые обеспечивали немецкую оборону живой силой и боеприпасами. Но сначала нужно было разведать правый берег — задача не из легких. Ее-то и поручили выполнить начальнику разведки 127-го полка майору И.П. Зиме. Операция поручалась самому начальнику разведки отчасти потому, что Иван Павлович Зима работал до войны начальником геологоразведочной партии в Сокирянском и Новоселицком районах[6]. Он хорошо знал местность, ибо исходил со своей партией каждый километр побережья.

Зима Иван ПавловичВ ночь на 20 марта группа разведчиков переправилась на правый берег Днестра и заняла маленький плацдарм. Охранять его оставили сержанта Кабильчика с пятью автоматчиками, а Зима, сержант Чередник и два автоматчика направлялись к селу Волошково. В течение дня разведчики определили расположение огневых точек и места возможного сопротивления противника. Вечером, возвращаясь к реке, разведчики заметили двух немцев, шедших с переднего края обороны в село. Организовали засаду. В штаб дивизии вернулись с «языком». За эту операцию разведчики были награждены орденами, а Герой Советского Союза И.П. Зима получил пятую награду – орден Отечественной войны 1-й степени. Дивизия готовилась к форсированию Днестра: были приведены в порядок надувные лодки, в подразделениях изыскивали подручные средства для переправы, артиллеристы противотанкового дивизиона майора П.С. Трощилова занимали боевые позиции для поддержки огнем наступающих.

Первым форсировал Днестр в ночь на 23 марта 127-й полк майора Середы. За ним переправился 136-й полк майора Уставщикова, а 132-й полк подполковника Шурухина прикрывал правый фланг дивизии от окруженной фашистской группировки в районе Ханьковцы – Жеребьевка, которую добивала 133-я стрелковая дивизия.

И все же самой первой на правом берегу оказалась стрелковая рота лейтенанта Островского. Сразу же появились осветительные ракеты противника, по наступающим был открыт беспорядочный огонь врага, но они все же достигли берега и заняли плацдарм. Для его укрепления командир передового батальона Л.И. Дряпа быстро организовал переправу 2-й роты лейтенанта Николаева.

Саперы капитана Скоробогатько под обстрелом противника оперативно переправляли одно подразделение за другим. Надежными помощниками наступающих бойцов были артиллеристы, которые поддерживали огнем передовые части. Ночной бой на правом берегу реки все больше и больше ожесточался, но на рассвете, когда переправился 136-й полк, сопротивление противника было сломлено. Были освобождены населенные пункты Волошково и Васильевка, а плацдарм расширился до 8 километров по фронту.

Жители села Волошково радостно встретили наших воинов. А еще до этого Иван Перевозник[7], Опанас Решетник, Артем Гуцул и другие с риском для жизни помогали нашим солдатам быстрее переправиться через Днестр.

В ночных боях дивизия уничтожила более 470 человек противника, захватила три склада. Самоходное орудие, 60 человек пленных и много военной техники.

Утром следующего дня первым продолжил наступление 136-й полк майора Уставщикова. Полковая разведка доложила, что гитлеровцы закрепились перед Сокирянами. Тогда командир полка решил обходным маневром атаковать противника. Гвардейцы с фланга достигли окраины Сокирян и с криками «ура!» стремительно бросились в атаку. Перепуганные фашисты всюду встречали автоматный огонь, пулеметные очереди, взрывы гранат. Фланговые атаки дали возможность уже к 11 часам освободить районный центр Сокиряны.

Противник отступил на железнодорожную станцию в трех километрах от районного центра. Оттуда он предпринял несколько контратак при поддержке бронепоезда. Гвардейцы батальона И.М. Дудуры сдерживали контратаки, в то время как рота автоматчиков старшего лейтенанта И. Слепого и стрелковая рота В. Мешкова скрытно обошли врага с тыла. Внезапным совместным ударом противник был разбит, а станция Сокиряны была освобождена. В этих боях дивизия уничтожила более 200 гитлеровцев, захватив трофеи и пленных. В то же время на левом фланге вела наступление на железнодорожную станцию Окница 163-я дивизия. Совместными с нашей дивизией усилиями группировка противника в упорных боях была уничтожена, а 24 марта рабочий поселок и железнодорожная станция Окница были тоже освобождены.

Но после этого 42-я дивизия, как передовая ударная группа армии, продолжила выполнять задачу выхода на Государственную границу СССР в районе Липкан. Сломив сопротивление противника дивизия овладела населенными пунктами Кобольчин, Гвоздивцы, Мендыковцы, Алексеевка. При отступлении немцы сжигали дома, грабили местное население, расстреливали местных жителей. Так, в селе Гвоздивцы они расстреляли П.С. Тимчука, И.А. Видижу, М.П. Матьковского [8]и других. Освобождая села, мы всегда сталкивались с фактами чудовищных злодеяний гитлеровцев. Бойцы горели стремлением быстрее очистить нашу землю от коричневой чумы. Но враг был еще силен. Обстановка часто менялась. Противник начал контратаковать большими силами, сдерживая наше продвижение на запад. 136-й полк отбивал яростные атаки из района Требисоуц, артиллеристы 91-го полка пытались остановить наступление танков и самоходных орудий, а 132-й полк, совершив обходной маневр, с ходу вступил в бой, помогая другим полкам отбивать контратаки. Гвардейцы выстояли. Враг через их оборону не прошел, оставив на поле боя 3 танка, 2 самоходных орудия, 5 пушек, 8 пулеметов, более 350 солдат и офицеров. Успешнее шли дела на левом фланге, где наступал 127-й полк майора Середы. Полк овладел населенным пунктом Перерыта, а 232-я стрелковая дивизия заняла Тицканы. Это выровняло положение на правом фланге в направлении Липкан. Преследуя врага, 136-й полк решительным ударом овладел населенным пунктом Бластинешты, а затем Шереуцами и Липканами. Это уже была граница.

Враг на участке боевых действий дивизии был отброшен на территорию Румынии. Тысячу девять дней и ночей в упорных сражениях мы шли к этой заветной цели — достичь границы СССР.

Безграничной радостью были наполнены сердца наших гвардейцев. Не обращая внимания на близость врага, они салютовали из автоматов, кричали «ура! », обнимались и целовались, бросали вверх шапки, пили холодную воду из Прута.

Командиры и политработники в боевых донесениях отмечали массовый героизм гвардейцев в боях за освобождение южной части Буковины и Бричанского района Молдавии.

26 марта Москва 24-мя залпами из 324-х орудий возвестила о замечательной победе воинов 2-го Украинского фронта, вышедших на Государственную границу СССР.

За успешные боевые действия на территории Буковины и северной Молдавии, за выход первыми на Государственную границу 42-я гвардейская стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, а командир дивизии Ф.А. Бобров орденом Богдана Хмельницкого 2-й степени. За мужество и умелое руководство боевыми действиями многие бойцы, командиры и политработники были награждены орденами и медалями нашей Родины. За участие в операции по выходу на Государственную границу СССР был награжден орденом и автор этих строк…

Вскоре дивизия получила приказ перенести боевые действия на территорию Румынии. В ночь на 27 марта подразделения батальона Дряпа 127-го полка форсировали Прут в районе Перерыта. На следующий день в районе Липкан реку форсировал 136-й полк. Завязались бои за расширение плацдарма на территории Румынии. Гвардейцы выбили фашистов из населенных пунктов Крайничены, Редеуцы, Дарабань. Однако неожиданно для нас поступил приказ: занять оборону.

Нас, вступивших на территорию Румынии, тепло приветствовали жители поселка Дарабань. Вышли навстречу с красным флагом, преподнесли хлеб- соль. Стихийно возник митинг. Власти поселка благодарили наших воинов за освобождение от фашистского порабощения. С коротким ответным словом выступил генерал Ф.А. Бобров:

 – Воины Красной Армии пришли на вашу землю не для захвата территории Румынии, а для уничтожения фашизма. Советский солдат, воспитанный Коммунистической партией в духе интернациональной дружбы и мира с трудовым народом, никому вреда не причинит, а потому жители поселка могут жить и работать спокойно.

После перевода речи командира дивизии на румынский язык по всей площади прокатилось многократное «ура!».

Вечером в театре и парке жители организовали танцы. Громко играли советский и румынские оркестры. Все напоминало мирную обстановку, хотя на передовой вовсю шла стрельба…

42-я гвардейская стрелковая дивизия активное участие принимала в Ясско-Кишиневской операций. Утром 20 августа гвардейцы перешли в наступление и в течение двух суток взламывали оборону противника в предгорьях Карпат – в районе Парканского укрепрайона.

При прорыве обороны врага командир отдельной штурмовой роты сержант Николай Кучерявый[9] повторил героический подвиг А. Матросова. В ходе наступления батальон залег перед заминированным проволочным заграждением. Обойти его в горах было невозможно. ИзOLYMPUS DIGITAL CAMERA ближайших дотов строчили немецкие пулеметы, которые еще плотнее прижимали наших бойцов к земле. Командир отделения Кучерявый, оценив обстановку, быстро поднялся и крикнул:

— Вперед, гвардейцы! За Родину!

Он быстро подбежал к проволочному заграждению и бросился всем телом на него. Мощный взрыв разбросал во все стороны каменистую землю, столбы, обрывки проволоки. В образовавшийся проход кинулись гвардейцы.

Указом Президиума Верховного Совета СССР гвардии сержанту Кучерявому Николаю Даниловичу за совершенный подвиг было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Он навечно зачислен в списки воинской части.

Преодолевая предгорья Карпат, дивизия заняла города Пятру, Тыргу-Нямц, Быстрица и много других населенных пунктов.

23 августа Румыния вышла из войны. Но бои с немецкими частями на территории Румынии продолжались.

25 сентября мы начали наступление в районе Регии в северной Трансильвании, где 132-й полк под командованием подполковника П.И. Шурухина встретил упорное сопротивление гитлеровских войск. Генерал Бобров решил ускорить продвижение полка. Воодушевив гвардейцев личным примером, он сам кинулся в атаку. Но противник обрушил на наши позиции и на наступающих массированный артиллерийский огонь. В этом бою погиб смертью героя стойкий и храбрый генерал Федор Александрович Бобров[10]. Весть об этом молниеносно разнеслась по наступающим цепям. Яростным штурмом воины выбили противника с рубежей, погнали его дальше.

Родина высоко оценила боевые подвиги Федора Александровича Боброва, присвоив ему посмертно звание Героя Советского Союза.

Сейчас в Черновцах в городском парке стоит памятник, на котором высечено имя генерал-майора Федора Александровича Боброва. Он был представителем старой большевистской гвардии и через всю свою жизнь пронес искреннюю любовь к партии. Он знал и ценил силу примера в бою, потому и ходил в критические моменты в атаки. Может, с точки зрения полководческого искусства это был не совсем оправданный прием, но Бобров все же следовал ему до конца своих дней. Но ведь и его полководческое искусство было оценено двумя орденами Ленина, тремя орденами Боевого Красного Знамени, полководческими орденами Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого, медалями.

В нашей гвардейской стрелковой дивизии не только сам генерал Бобров был героем. Кроме него еще 26 человек носили это звание, а командир 132-го полка Павел Иванович Шурухин удостоился его дважды…

Ордена, медали… Они были добыты на трудных дорогах войны. Но на этих дорогах было добыто нечто большее – свобода и счастье народное.

В. И. Баранов, гвардии капитан юстиции в отставке

Литературная обработка Е. Ткачука.

Источник: В боях за Молдавию : [Сборник / Сост. С.Г. Герась, И.З. Кока; Лит. обработчики В.Б. Репида, В.И. Нарожный]. — Кишинев : Картя молдовеняска, 1988. – С. 54 – 60.

Примечания – сайт «Сокирянщина»

 


[1] Картина, описанная автором, действительно не полная, что вполне естественно, поскольку по указанным самим автором причинам, в основном отображает только действия подразделений 42-й гвардейской стрелковой дивизии. В то же время, территорию Сокирянщины освобождали также подразделения 133-й стрелковой дивизии полковника Белодеда В.И., действия которой в описание событий практически не попали.  Но это не преуменьшает значимость этих воспоминаний.

[2] Жмаченко, Филипп Феодосьевич (1895 – 1966), Герой Советского Союза (1943),генерал-полковник (1945).

[3] Бобров Фёдор Александрович (1898 – 1944) – участник Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной войн, Герой Советского Союза, посмертно (1945).

[4] Уставщиков Леонид Яковлевич (1914 г.р.)

[5] Шурухин Павел Иванович (1912 – 1956) – дважды Герой Советского Союза (1943, 1945), генерал-майор (1953).

[6] Зима Иван Павлович (1914 – 1979), Герой Советского Союза (1943). В Черновицкой области он работал по направлению Киевского геолого-разведывательного управления. Основная деятельность И.П. Зимы на Сокирянщине была связана с топографическими и геологическими исследованиями.

[7] Перевозник – видимо, сельская кличка

[8] Здесь неточность: гвоздовецких коммунистов П.С. Тимчука, И.А. Видиша і М.П. Матковского росстреляли румунские оккупанті еще в 1941 г.

[9] Кучерявый Николай Данилович – командир отделения 132-го гвардейского стрелкового полка 42-й гвардейской стрелковой дивизии 40-й армии 2-го Украинского фронта, гвардии младший сержант; родился 21.08.1924 года в селе Мазуровка Тульчинского района Винницкой области. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24.03.1945 г. ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

[10] 25 сентября 1944 года Ф.А. Бобров приехал к реке Быстрица с целью осмотра разрушенного моста через неё. Он приказал инженерным частям ускорить восстановление моста и сел в машину, намереваясь ехать на другой участок фронта. При развороте машина Боброва наехала на мину. Получив смертельные ранения, генерал-майор Бобров скончался через несколько минут. Он был похоронен в братской могиле в Центральном парке города Черновцы.

На иллюстрациях:

1. «Форсирование Днестра». Картина полковника Виноградова А.Д.

2. Зима Иван Павлович.

3. Памятник в с. Волошково Сокирянского р-на. Фото А. Чорного.

_____________________________________________________________

Публикация — 2013 г.

Залиште свій коментар