Документи з історії села Коболчин

Автор: admin

Олексій Мандзяк

 

Коболчин – село на Сокирянщині, відоме з давніх часів. За переказами коболчинських старожилів, у давнину на правому березі річки Коболча[1], біля підземних джерел «Полянський Шипіт», було село Бабине, а вже після його знищення татарами появилося саме село Коболчин[2]. Перші ж відомі нам згадки про село Коболчин, підтвердженні документами, відносяться до XV століття: 14 січня 1447 (6955) року, від господаря Молдавського князівства Стефана II, низку сіл одержав боярин, спатар (мечник) Шандро, який судився з панами і боярами Негрилом, Баша (Балчан) і Сребулом за села «на Ністрі», серед яких зазначено і село Коболчин[3].

Протягом століть змінювалися численні землевласники цього села. Воно діставалося у спадок, купувалося, перепродавалося і т.інш., про що свідчать господарські грамоти і різного роду актові записи часів Молдавського князівства, Хотинської райї і Російської імперії, до складу яких в свій час увіходило село Коболчин та інші села сучасної Сокирянщини. Власниками були бояри, ченці і монастирі, турецькі яничари, грецькі купці і дворяни[4]. …

У 1772–1773 і 1774 роках в Молдавському князівстві, з ціллю виявити людські і матеріальні ресурси, були проведені переписи населення. За матеріалами цього перепису вперше був складений самий повний список поселень, які існували в краї у XVIII ст., зазначені власники більшості сіл Молдавського князівства, а також наведені дані про чисельність священно-і церковнослужителів в кожному населеному пункті. Є у відомостях цього перепису дані і про село Коболчин, із яких стає відомо, що цей населений пункт на той час належав боярину Георгію Теодоровичу (Федоровичу) Карпу (†1802 р.) – полковник (зг. у 1760–1768 рр.), «логофет від вістіеріі» (зг. 1770 г.), бан[5], великий бан[6]. За походженням Георгій Карп – син житничера Тоадера Карпа, і онук пахарника Георгія (Георгіце) Карпа Лунгу (або Лунгула). Був одружений з Сафтою Наку, і у них було дев’ять дітей: сини Теодор, Костін, Іван, Костянтин, Олександр, Анастасій, Петракі, і дві дочки – Марія і Катерина († 1782 р.)[7].

У 1771 році Георгій Карп отримав від молдавського Дивану підтвердження на право володіння багатьма селами і частками, розкиданими в різних частинах Молдавського князівства, серед яких окрім Коболчина, значилися і деякі інші села Сокирянщини, зокрема, Гвіздівці і Білоусівка. У 80-х роках XVIII століття, його дочкою Марією, села які належали Георгію Карпу і його спадкоємцям на Сокирянщині, були виставлені на публічний торг, а потім продані, про що свідчить соборна грамота господаря Молдавського князівства Олександра I Маврокордата від 28 грудня 1783 року[8].

Таким чином у Коболчині появилися землевласники фамілії Флондор, які на перших порах володіли частиною цього села, а з часом викупили деякі долі у інших співвласників (представників родів Богуш, Палеолог[9], Вирнав і ін.), а на інші доказали своє право за походженням від роду Арапу[10].

Герб роду Флондорів. 1913 рік

Флондор – стародавній рід, родовід якого ведеться з середини XIV ст. На Буковині вони відомі з XV–XVI ст. Родина Флондорів належала до заможних землевласників Буковини та видатних політичних діячів шляхетського походження. Представники роду володіли великими маєтками на Буковині та в Молдові, займали високі державні пости. Серед найвідоміших членів сім’ї Флондор були землевласники Отон, Георгій, Ніколає Флондор – політичний діяч, лідер Румунської християнсько-соціальної партії Буковини, Янку (Іоанн) Флондор (1865−1924) – примар м. Чернівці, Ніку (Ніколай) Флондор (1872–1948) – композитор, Тудор Флондор (1862–1909) та інші.

Документ 1852 року, який стосується Георгія Флондора. З фондів НАРМ

Першим же з представників цього роду на Сокирянщині, став землевласник, ворнік Іоанн Флондор (1747–1783) – син молдавського ворніка Шербана Флондора (1723–1768) та Катрини Байнські. Іоанн був у шлюбі з Настасією Арапу – дочка боярина шатраря Георгія Арапу (Арапула), який отримав долю земель в Коболчині у 1737 році від батьків своєї другої дружини – Олександри Бухуш – боярина, великого ключера Думитру Бухуша і Катерини[11].

У Іоанна (Іоніце) і Настасії (Анастасії) народилися четверо дочок і п’ятеро синів – Аніка (Аніца), Марія, Сафта, Олександра, Іоанн, Георгій († 1819 р.), Костянтин (1764–1819), Дмитро (1773 р.н.) й Василь († 1819 р.). Четверо останніх отримали від імператора Священної Римської імперії, короля Німеччини Франца II (1768–1835) дворянський титул[12].

Дмитро, Костянтин і Георгій стали засновниками трьох нині відомих гілок Флондорів на Буковині: від Костянтина (прадід вже згаданих Янку, Ніку і Тудора Флондорів) – Сторожинецька[13] і Глиницька (від с. Глінка / Глиниця); від Георгія – Глиницька гілка[14]. Коболчин же залишився за Дмитром, який викупив частини у своїх братів, зокрема у Костянтина[15].

Документ 1854 року, який стосується Георгія Флондора. З фондів НАРМ

Дмитро Флондор (1773–1832) одружився з Анікою (Ганною) Вассилько (de Wassilko) (1785–1845), і у них народилися не менше 15 дітей: Тетяна (1799 р.н.), Зоїца (1799–1800), Щербан (1800 р.н.), Іордакі (1801 р.н.), Янош, Георгій (1803–1883), Касандра (1805 р.н.), Олександра (1806–1808), Зоїца (1808–1810), Леонтій (1809–1811), Михайло (Міхай) (1810 р.н.), Дмитро (1811–1848), Іоанн (Іван) (1813–1836), Ісидор (1816–1836), Леон (1819–1897).

Власником Коболчина у документах як мінімум з 1840-х років значиться Георгій Дмитрович Флондор (1803–1883). У нього і його дружини Олени Волчинської було четверо дітей: Думітракі (Дмитро) (1837 р.н.), Георгій (1839–1818), Ніколає (Микола) (1841 р.н.) і Аніца. В Коболчині найчастіше бував і займався справами Георгій Георгійович фон Флондор (або Єгор Єгорович, як його частіше записували в документах початку XX ст.).

У Георгія Георгійовича в шлюбі з Аглаєю Георгіївною Гоян (ор. 1845–1920) народилися син Отон (Отто) і дочка Олена (Іляна) (1860–1930). Вони також отримали від батьків свої долі в Коболчині. Хоча у самому селі, як і їх батьки бували рідко, а в основному проживали в Чернівцях. Справами управляв Отон фон Флондор (Othon von Flondor) (1868–1937), який, до речі, був одружений з Наталією де Григорча (Natalia de Grigorcea), в шлюбі з якою народилася дочка Аглая.

Відзначимо, що стосунки селян Коболчина з австрійськими підданими (вони так і не взяли російського підданства) Флондорами складалися по-різному. З одного боку, господарство

Оголошення в «Сенатских объвления о запрещениях на недвижимие имения» за 1857 рік

Флондорів у Коболчині завжди було на доброму рахунку в Хотинському повіті, вони давали роботу місцевим гончарям, вивозили їх на ярмарки, навіть у Австрію[16]. Але, бувало, що байдуже ставлення поміщиків до інтересів селян примушувало останніх активно реагувати, інколи навіть доволі відчайдушно. Так, наприклад, у 1859–1861 роках селяни тричі писали царю Олександру II прохання «про захист їх від утисків власника Флондора»[17]; у 1912 році селяни на знак протесту влаштували випас худоби на землі поміщика «з метою домогтися передачі землі у їх власність»[18]; у 1917 р. «селяни захопили землю, арештували Флондора і його управляючого»[19].

Наводимо декілька документі до історії села Коболчин, коли в ньому панували поміщики роду Флондор. Тексти документів даємо без перекладу щоб не спотворити зміст і якомога точніше передати їх суть.

&&&

Насамперед представляємо Вашій увазі список платників податків (глав сімей) із селян села Коболчин з відомості перепису населення Хотинського цинуту (повіту) за 1824 рік. З цього списку буде розуміння, зокрема: які саме з нині існуючих родів в с. Коболчин вже проживали в ньму станом на 1824 рік.

Подаємо на мові оригіналу і без виправлень прізвищ, так як вони передані в документі.

«Селения Коболчина христианского сословия:

1-й аркуш з відомості перепису селян с. Коболчин, 1824 р.

1. Митяй Книмолдав (?)
2. Семен Мельник
3. Танасий Семенов
4. Андрей Момавка
5. Трофим Решетник
6. Григорий Гребенник
7. Яков Момавка
8. Семен Матейшин
9. Прокоп Москалчук
10. Иван Ткач
11. Михайло Матеев[шин] сын
12. Семен Порада
13. Иван Момавка
14. Яков Щербин
15. Алекса Арап
16. Онуфрей Николайков
17. Григорий Балан
18. Семен Арап
19. Тодосий Громовий
20. Григорий Николаев
21. Федор Арап
22. Григорий Шевчук
23.Иван Слепенький
24. Максим Гончар
25. Иван Петруник
26. Василий Глуш[к]ив
27. Танисий Момавка
28. Онуфрей Бас
29. Семен, зять Слепенького
30. Никифор Яковинов
31. Василий Никифоров Якованов
32. Тодор Юрийчин
33. Флор Карпов
34. Тодор Софрони[й]чин
35. Алекса Момавчук
36. Степан Довбенька
37. Танасий Глушкив
38. Даныло Софрониев
39. Григорий Софронийчин
40. Ефтемий Урсулов
41. Яков Довбенька
42. Павло Полевий
43. Андрей Громовий
44. Федор Музика
45. Тодосий Решетник
46. Василий Рябкив
47. Иван Пастущин
48. Ион Ребкив
49. Василий Скрипник
50. Никифор Леонтьев
51. Федор Кушнер
52. Иван Игнатишин
53. Николай Лукив
54. Василий Коник
55. Михайло Сенкив
56. Штефан Петров
57. Енакий Петров
58. Тодор Вамюк
59. Григорий Пислар
60. Алекса Вамюк
61. Иван Заришняк
62. Гиоргий Енукив
63. Ион Паращин
64. Михайло Андрушив
65. Дмитро Черный
66. Яков Кушнер
67. Кондрат Тягаев
68. Аксентий Черный
69. Василь Андрушив
70. Андрей Черный
71. Михай Черный
72. Григорий Штиопов
73. Григорий Коваль
74. Гаврило Олейник
75. Михайло Олейник
76. Иван Олейник
77. Остафий Горган
78. Иван Горган
79. Дмитрий Горган
80. Иван Юрьев
81. Василий Ежев
82. Семен Штефанов
83. Матей Палий
84. Николай Баньков
85. Григорий Лоевский
86. Андрей Петруник
87. вдова Екатерина Лоевская
88. Тодосий Лоевский
89. Тодор Штиопов
90. Павло Григоривский
91. Василий Гончар
92. Николай Логинич
93. Василий Николаев Логинич
94. Василий Федоров Логинич
95. Павло Федоров Логинич
96. Ион Колинда
97. Тодор Шаматайло
98. Василий Малошаг
99. Танасий Грубый
100. Иван Сенкив
101. Иван Гончарев
102. Флор Логинич
103. Тодор Черный
104. Григорий Черный
105. Иван Черный
106. Андрей Шамотайло
107. Яков Шомотайло
108. Степан Костишев
109. Семен Шаматайло
110. Григорий Селичин
111. Григорий Чекан
112. Василий Шаматайло
113. Илько Черный
114. Яков Дудка
115. Ананий Черный
116. Семен Черный
117. Василь Тягаев
118. Кость Григоривский
119. Астафий Прозоро[в]ский
120. Григорий Соколик
121. Кость Заришняк
122. Николай Заришняк
123. Алекса Заришняк
124. Петро Бесов
125. Онуфрей Бесов
126. Семен Несторюк
127. Прокоп Войтюк
128. Тодор Андреяшив
129. Иван Гора
130. Григорий Иванов Гора
131. Штефан Гора 1-й
132. Штефан Гора 2-й
133. Тодорий Пидурарь
134. вдова Мария Деркачка
135. Яким Гонцив
136. Василий Пауликив
137. Тодор Белоусов
138. Онуфрей Рымарев
139. Федор Иванов Кушнер
140. Игнат Римар
141. Григорий Иванишин
142. Федь Иксаров Кирильчук
143. Федор Глушкив
144. Григорий Федоров Глушкив
145. Андрей Шевчук
146. Григорий Трачишин
147. Матвей Шамотайлов
148. Павло Глушков
149. Иван Ворожчин
150. Николай Икарчин
151. вдова Анна Иксарчинова
152. Яков Иксарчин
153. Василий Келийник
154. Матей Балан
155. Петро Гончуков
156. Василий Ончу
157. Андрей Ивасив
158. Андрей Базылкив
159. Павло Раденко
160. Яков Башетой
161. Гаврило Тодорошин Гонцов
162. Штефан Мамавчук
163. Штефан Молошаг
164. Яков Шевчишин
165. Костантин Ончю
166. Игнат Ткач
167. Танасий Яковлев Черный
168. Яков Паскальчин
169. Тимофей Гаврилов Олейник
170. Василий Колтун
171. Михайло Бекир
172. Иван Шиматой
173. Павло Чорниев».

А надалі: інші історичні документи…

№ 1

1860 рік, 8 листопада. – Скарга повіреного царан селища Коболчин Хотинського повіту Д. Колчана царю Олександру II на посесора Георгія Флондора за сором у землекористуванні

 

Всеавгустейший монарх, всепросветлейший государь. В прошлом 1859 году, во время благословенного путешествия Вашего императорского величества чрез город Могилев Подольской губернии, царане Бессарабской области Хотинского уезда селения Коболчин удостоились поднести жалобу на угнетения, чинимые именующимся вотчинником селения Коболчин австрийско-подданным Диордием Флиондрою[20], который своими действиями истощил верителей моих – крестьян селения Коболчин – до последка. И на это всеподданнейшее прошение последовала резолюция, которая объявлена заседателем Хотинского уезда Козаченком обществу не по праву смыслу оной, а в превратном виде так, что крестьяне, в числе коих и я, ничего не поняли. И, пользуясь нашим неграмотством, и по необразованности, посессор Флиондр повспахивал дороги, с предковека укатанные, а поотводил другие вовсе в противные стороны, что для нас перенести невозможно. Эти все истязания, чинимые именующим владельцем австрийско-подданным Диордием Флиондрою, сопряжены с истекшим неурожайным 1859 годом, в который посланием божиим хлеб и трава уничтожены саранчою, и мы едва только можем поставить себя на ноги урожаем сего года. Но от всех угнетений спасения другого не имеем, как только молитвами к богу, а просьбами к помощнику и помазаннику его, священным стопам Вашего императорского величества прибегнуть и просить помилования в расследовании сей жалобы по смежности штабс-офицером корпуса жандармов Каменец-Подольской губернии, в расстоянии коей селение Коболчин состоит не более 35 верст.

Резолюцию священной особы Вашего императорского величества вполне уверен получить не посредством Хотинского земского суда, а собственно в мои руки.

Верноподданный Вашего императорского величества, уполномоченный царанами селения Коболчин, царанин Данило Колчан, а вовместо его неграмотного по просьбе и за передачею пера, расписался А. Бор […][21].

 

№ 2

1871 рік, 11 квітня. – Відношення світового посередника Хотинського повіту П. Черкеза приставу 3-го стану того ж повіту В. Кірьяку про опір селян сіл Коболчин і Білоусівка проведенню робіт по виділенню земельних наділів

 

Состоящие при 5-м мировом участке землемеры-токсаторы Шиманский и Лобановский заявили мне, что они уже неделю живут – первый в Кобольчине, а второй в Белоусовке — для отрезки земли поселянам, но не могут исполнить этого по ослушности и буйству царан.

Секурянский волостной старшина, вызванный в Кобольчин для содействия землемеру, не мог убедить царан дать рабочих людей и плуги, и когда им были вызваны для отрезки посторонние понятые, то кобольчинские царане прогнали понятых и оказали сопротивление старшине. Поэтому покорнейше прошу Ваше благородие оказать законное содействие гг. землемерам, при этом прошу Вас обратить преимущественное внимание на Кобольчаны, где царане еще осенью прошлого года оказали такое же ослушание. Подобное этому буйству, но еще в больших размерах, произвели и ломачинские царане, которые произвели насилие против старшины. Главнейших зачинщиков кобольчинских беспорядков прошу Вас арестовать.

Мировой посредник Петр Черкез[22].

 

№ 3

1872 рік, 12 жовтня. – Рішення цивільного касаційного департаменту Урядового Сенату за проханням повіреного купця Алтера Лойбмана, канцеляриста Федора Длужанського, про скасування рішення Хотинського Мирового З’їзду

 

(Председательствовал Первоприсутствующий Сенатор Н.Е. Торнау; докладывал дело Сенатор Ф.О. Гамм; заключение давал Товарищ Обер-Прокурор И.Н. Николаев)

 

В прошении, поданном Хотинскому Мировому Суде 7 участка, мещанин Аккебойм заявил, что он в 1866 г. купил у бывшего посессора с. Кобольчина, Филодора царанскую дежму, заключающуюся в разного рода хлебе, с условием, чтобы солома, по вымолоте хлеба, оставалась на Кобольчинской вотчине на неопределенное время. Солому эту Аккербойм сложил в две скирды, из коих одна содержала в себе 23, а другая 24 кубических сажень. Между тем, Алтер Лойбман по неизвестной просителю причине разобрал плетень, которым огорожена была его, Аккербойма, солома и истребил таковую своим скотом, почему просил взыскать с Лойбмана за солому 482 руб. и именно за каждую сажень по 12 руб., в подтверждение своего иска сослался на свидетельское показание царан с. Кобольчина. По разборе дела Мировой Судья нашел, что мещанин Аккербойм свидетельскими показаниями царан Кобольчинских доказал, что купец Алтер Лойбман разобрал плетень, которым огорожена было солома его, Аккербойма, и что по этой причине солома эта, осталась оставаясь на открытом поле, была съедена скотом самого Лойбмана и скотом царан с. Кобольчина; что истец Аккебойм сам оценил стоимость своей соломы в 12 руб, кубическую сажень и сознал, что часть этой соломы из одной скирды свезена им на ток одного из поселян Кобольчина и что из показаний свидетелей видно, что солома Аккербойма не была настолько доброкачественна, чтобы она могла быть продаваема по существовавшим в то время ценам. Ввиду сего, оценивая примерно стоимость истравленной Лойбманом соломы в 10 руб. сажень и находя, что соломы этой истравлено не более 20 кубических сажень, Мировой Судья, на основании 81, 82, 102, 104, 112, 113 и 129 ст. Уст. Гр. Суд., а также реш. Гражд. Кас. Деп. Сената 1867, 1868 и 1869 г. за №№ 209, 436 и 667, определил: взыскать с Лойбмана в пользу Аккербойма 200 руб. На решение это как истец, так и ответчик принесли в Съезд апелляционные жалобы. Первый в своей жалобе доказал, что он оставил на вотчине Кобольчин огороженными две скирды соломы в количестве 43 куб. сажень, что плетень разобрал ответчик, отчего вся его солома, за исключением 1 ½ сажени, проданных им, истцом, за 34 руб., была истреблена чужим скотом, и посему просит взыскать с ответчика 482 руб, считая 12 руб. за сажень соломы. Ответчик в своей жалобе просил Съезд об освобождении его от всякого взыскания. Рассмотрев обстоятельства дела, Съезд нашел: а) что солома, принадлежащая истцу и оставленная им на вотчине Коболчин, была огорожена плетнем, имевшим назначение предохранять ее ль скота; б) что тот плетень был разгорожен ответчиком, последствием чего было уничтожение соломы, причем Съезд полагает, что половина соломы пропала именно от свободного доступа к ней всякого скота, следовательно, по вине ответчика Лойбмана, а другая – от мелких краж оставшейся без присмотру соломы, ответственность за которую не может падать на ответчика, так как последний не принимал на себя обязанности оберегать ее; в) что количество всей оставленной истцом Аккербоймом соломы, именно 43 кубических сажень, удостоверено показаниями свидетелей, данными у Мирового Судьи под напоминанием о присяге и удостоверением царан с. Кобольчина от 24 апреля 1871 года; г) что, следовательно, исключив из половины всей соломы, т.е. из 21 ½ с., одну с половиною сажень, свезенную истцом, остается двадцать кубических сажень, свезенную истцом, остается двадцать кубических сажень, за уничтожение которых отвечает Лойбман, разгородивший плетень около той соломы; д) что, принимая во внимание цену соломы в тот неурожайный 1867 год, на сколько эта цена может быть определена из разноречивых данных, имеющихся в деле, приблизительно от 11 до 12 руб. на кубическую сажень ржаной и пшеничной соломы, что составит за 20 сажень от 220 до 240 руб.; е) что истец из оставшихся объедков соломы выручил 34 руб. и наконец, ж) что ответчиком не доказано, чтобы настоящее дело состояло уже в разбирательстве бывшего Мирового Судьи 7 участка и по нем состоялось определение, вошедшее, будто бы, в законную силу, определить: на основании 81, 82, 102, 104, 112 и 129 ст. Уст. Гр. Суд., 574 и 684 ст. Х Т. ч. 1. Зак. Граж., решение Мирового Судьи 7-го участка утвердить и в апелляционных жалобах истцу и ответчику отказать. Поверенный Лойбмана просит Правительствующий Сенат об отмене этого решения Съезда по нарушению ст. 56, 7 и 142, 174 и 179 Уст. Гр. Суд. Нарушение это просит видит в следующем: 1) Съезд, рассмотрев по существу такой иск, который вошедшим в законную силу определением Мирового Судьи уже признан неподсудным мировым установлениям, нарушил существующий порядок судопроизводства; 2) отказав Лойбману в опросе свидетелей, имевших удостоверить такой факт, который послужил бы опровержением иска, Съезд нарушил 174 ст. Устав. Гр. Судопр., равно и 54 ст. того же Уст., по которой суд, в случае спора против исковой цены, должен открыть ее чрез сведущих людей; 3) Съезд, вопреки 179 ст. Устава Гражданского Судопр., разрешил вопрос подсудности без выслушания заключения Товарища Прокурора; 4) оставив протокол заседания и решение в окончательной форме не подписанными в течение двух месяцев, Съезд нарушил 7 п. 142 стат. Устава Гр. Суд.

По соображении жалобы просителя с обстоятельствами дела и с законами и по выслушании заключения Товарища Обер-прокурора, Правительствующий Сенат находит: 1) Из подлинного по сему делу производства оказывается, что заявление просителя на Съезде о том, что по настоящему делу состоялось уже решение Мирового Судьи, вошедшее в законную силу, не было им подкреплено никакими доказательствами, а посему отвод сей о неподсудности, предъявленный Лойбманом, не мог быть принят Съездом в уважение. 2) Ввиду правильного разрешения Съездом предъявленного просителем отвода о неподсудности, жалоба просителя на нарушение 179 ст. Уст. Гр. Суд. не заслуживает уважения, так как неоднократно разъясняемо было Правительствующим Сенатом (реш. 1867 года № 299), что в случае правильного решения Съездом вопроса о неподсудности без выслушания заключения Товарища Прокурора, нарушение одной 179 ст. Уст. Гр. Суд., не может считаться столь существенным, чтобы вследствие его нельзя было признать приговор Съезда в силе судебного решения; 3) Равным образом не основательна жалоба просителя на нарушение 174 ст. Уст. Гр. Суд., так как статьею этою установлен только способ проверки доказательства, если бы Съезд нашел таковую нужною, но не возлагает на него непременную обязанность проверять все доказательства, в том числе вызывать и допрашивать указываемых тяжущимися сторонами свидетелей, когда дело, по усмотрению Съезда заключает в себе все данные, достаточные для того, чтобы по оным постановить, согласно с убеждением совести и с законами, решение. Равным образом не сожжет служить поводом к отмене решения Съезда не основательное и неподкрепленное никакими доказательствами заявление просителя о том, что это решение и протокол Съезда в течение двух месяцев не были подписаны. По сим соображениям и не находя в жалобе просителя ни одного из законных поводов к отмене решения Съезда Мировых Судей, Правительствующий Сенат определяет: означенную жалобу, на основании 186 ст. Уст. Гр. Суд., оставить без последствий[23].

Стара церква в с. Коболчин

№ 4

1876 рік, 10 серпня. – План вотчини Коболчин, що належить австрійсько підданому Єгору Єгоровичу Флондору, з показанням власницьких земель і з описом кордонів

 

План Бессарабської губернії Хотинського повіту вотчини Коболчина володіння поміщика автрійсько підданого Єгора Єгоровича Флондера з показанням власницьких земель, покритих жовтою фарбою, і земель селянського наділу, покритих темною фарбою.
Складений перевірочним землеміром З’їзду світових посередників Хотинського повіту, титулярним радником Павловським серпня 10 дня 1876 року; скільки по вирахуванню полягає в цій вотчині земель і інших угідь, то значиться плану сього в експлікації (усього власницької, селянської і церковної 3174 дес. 1879 кв.саж.). План завіряв помічник губернського землеміра Попович.

В описі границь зазначені землі казенної вотчини Білоусівки, вотчини Василєуц[24] володіння поміщиків Філодорових, містечка Секурян[25] володіння спадкоємців генерал-майора Лішина, вотчини Клокушни закордонного монастиря Голії, вотчини Гвоздеуц[26] володіння поміщиці Катерини Самсон, вотчини Сербичан володіння Купця. Масштаб: в англ. дюймові – 100 саж[27].

 

№ 5

1879 рік, 21 березня. – Справа за позовним проханням австрійського підданого Олександра Гояна, якому в посесійне утримання на 10 років була віддана вотчина Коболчин, про скасування рішення Одеської судової палати

 

(Председательствовал первоприсутствующий сенатор М.В. Поленов; докладывал дело сенатор О.О. Штакельберг; заключение давал товарищ обер-прокурора И.К.Грум-Гржимайло).

 

Присяжный стряпчий Милюбенский в поданном по уполномочию Австрийского подданного Александра Гояна 16 июля 1873 года в Кишиневский окружной суд исковом прошении объяснил, что Австрийский подданный Георгий Флондор, по праву полной и исключительной собственности на вотчину Кобольчин[28], заключил 22 ноября 1869 г. с Гояном контракт, явленный у крепостных дел Подольской палаты гражданского суда 26 ноября 1869 года под №129, по которому отдал Гояну вотчину Кобольчин в посессионное содержание на 10 лет, с 23 апреля 1871 года по 23 апреля 1881 года, с правом в продолжении того же времени, со дня совершения контракта, рубить в свою пользу ежегодно по 50 дес. лесу; в пользование правами означенного контракта в отношении леса он, Гоян, вступил 3 декабря 1869 года. Между тем Бессарабский коммерческий суд, вследствие предъявленных в оном к вотчиннику села Кобольчин, Георгию Флондору и отцу его денежных претензий по торговым обязательствам, определением от 24 февраля 1871 года, признал Флондоров несостоятельными должниками и учредил над ними конкурсное управление в лице председателя Герша Колпакчи и кураторов Ащика Шора, Юкеля Штернгольда и Менделя Гойхберга. Управление это самовольно остановило действие контракта Гояна от 22 ноября 1869 г., и, приняв имение в свое распоряжение, отдало его в посессионное содержание на 3 года дворянину Горгонию Томашевскому, а этот последний свои права передал дворянке Елисавете Киро-Динжан. На нарушение конкурсным управлением посессионных прав истца он жаловался Бессарабскому коммерческому суду, который определением от 18-го октября 1871 года в ходатайстве его о восстановлении тех прав отказал на том основании, что истец ничем не доказал фактического своего вступления во владение вотчиной. Кобольчин до передачи его в ведение конкурсного управления. На это определение коммерческого суда истцом принесена была жалоба Правительствующему Сенату, который указом от 7 декабря 1872 года о признании Флондров несостоятельными отменено и засим уничтожено все возникшее вследствие того отмененного определения производства о несостоятельности Флондров, и что конкурсное управление по делам Флондров и его распоряжения, как прямое последствие уничтоженного определения коммерческого суда от 24 февраля 1871 года, должны считаться ничтожными. На этом основании истец заявлял чрез Хотинского нотариуса Баранецкого ответчикам: Колпакчи, Шору, Гойхберху и Штернгольду о немедленной передаче ему, истцу, на праве посессора, вотчины Кобольчин, но из них Колпакчи и Шор, по прочтении заявления, от дачи ответа отказались, а остальных двух членов конкурса, Гойхберга и Штернгольда, нотариус в городе не нашел. С таким же требованием истец обращался и к настоящей посессорше Елисавете Киро-Динжан чрез того же нотариуса, но она при свидетелях от дачи ответа отказалась под предлогом болезни и отсутствия из дому мужа. Затем члены конкурсного управления по делам Флондровых, рапортом от 3-го апреля 1873 года за № 64, донесли коммерческому суду, что они не находят возможности остановить действие контракта Елисаветы Киро-Динжан и удалить ее от посессии вотч. Кобольчин ранее истечения срока контракта (23 апреля 1874г.). Вследствие этого коммерческий суд по определению 8 мая 1873 г. Предоставил истцу обратиться с иском об уничтожении означенного контракта в подлежащее судебное место. Находя, что конкурс по делам Флондров, согласно указу Правительствующего Сената, нарушил посессионные права истца и вотч. Кобольчин и неправильно установил на это имение посессионные права Елисаветы Киро-Динжан, и что вследствие этого истцу должно быть восстановлено право на владение имением по контракту 22 ноября 1869 г. с возвращением доходов, собранных в 1871 и 1872 г., сумма которых определяется контрактом Киро-Динжан и уставной грамотой, поверенный истца просил: 1) контракт, по которому Елисавета Киро-Динжан удерживает в своем посессионном содержании вотч. Кобольчин, признать ничтожным и для истца необязательным; 2) вотч. Кобольчин со всеми находящимися на ней угодьями, доходными статьями, экономическими обзаведениями, господскими домами и строениями передать в посессионное владение истца; 3) владение ответчиков: Колпакчи, Гойхберга, Шора и Штернгольда принадлежащею истцу посессию Елисаветы Киро-Динжан признать недобро-совестным с 24 марта 1873 г.; 4) с ответчиков Колпакчи, Шора, Гойхберга и Штернгольда присудить в пользу истца все полученные доходы вотч. Кобольчин в 1871 и 1872 г.; 5) признать собственностью истца все за 1873 г. Следуемые и ожидаемые деньгами, но еще неполученные, доходы, и все без исключения произведения вотч. Кобольчин урожая 1873 г.; 6) с ответчицы Елисаветы Киро-Динжан присудить в пользу истца полученный оброк с Кобольчинских поселян за полугодие с 1 апреля по 1-ое октября 1873 г. И все другие деньгами полученные за 1873 г. Доходы с 3 % единовременной неустойки и присвоенными краю по 10 % в год со дня получения каждой суммы по день уплаты; 7) признать всех ответчиков, за исключением Елисаветы Киро-Динжан, солидарно- ответственными за нарушение посессионных прав истца на вотч. Кобольчин и обязанными уплатить части тех ответчиков, которые к платежу окажутся несостоятельными. Против этого иска поверенный бывших членов конкурса Флондров, присяжный поверенный Ратко, объяснил, что так как, по 1910 ст.XI т. Уст. торг., конкурсное управление есть присутственное место, то настоящий иск представляется иском к должностным лицам за действие их по службе; такие иски, в силу 1318 ст. уст. гражд. суд., должны быть предъявляемы в известные сроки; в данном же случае распоряжение конкурсного управления о взятии в свое ведение имения Кобольчин было приведено в исполнение, как сознает и сам истец, 23-го апреля 1872 г., следовательно Гоян, пропустив установленный 6-ти месячный срок, потерял тем и само право на иск. Независимо от сего, конкурсное управление представляло лицо несостоятельного должника Флондора, и денег в виде доходов с имения Кобольчин не брало в свою пользу, а обращало их на пополнение долгов; поэтому прямым ответчиком пред Гояном является не конкурсное управление, а Флондр, поверенный же ответчицы Елисаветы Киро-Динжан имением Кобольчин было законное, так как оно последовало в определенном законом порядке, по акту, формальным порядком совершенному с конкурсным управлением, когда это управление признавалось законным; что конкурсное управление учреждено 27-го апреля 1871 г. и приняло в свое ведение имение Флондров 10 мая того же года, когда Скурянское волостное правление составило акт о том, что вотч. Кобольчин не состояла во владении Гояна; что Елисавета Киро-Динжан приобрела посессионные права на эту вотчину только 7 августа того года по переуступке арендного договора от Томашевского, почему и вступила в пользование имением, в коем не было вовсе владения Гояна; что, на основании 570 ст. X г. 1 ч., настоящий иск Гояна должен относиться не к Киро-Динжан, а к Флондору. Окружной суд нашел, что иск Гояна подлежит рассмотрению в общем обыкновенном порядке судопроизводства, и что установленный 1318 ст. уст. Гр. Суд. Срок не может иметь применения к данному случаю, так как иначе право истца, основанное на общем законе ( 693 ст. X т. 1 ч.), в силу коего всякий может отыскивать вознаграждение за ущерб и убытки, ему причиненные в течении земской 10 летней давности ( 694 ст. X т. 1 ч. И 213 ст. Х т. 2 ч.), подвергалось бы незаконному ограничению. Обращаясь засим к существу дела окружной суд нашел, что действующий ныне контракт, выданный Елисавете Киро-Динжан бывшим конкурсным управлением по делам Флондров, является незаконным и следовательно не имеющим силы укрепления за Елисаветой Киро-Динжан права на содержание в посессии вотч. Кобольчин: во 1-х) потому что несостоятельность Флондра и учреждение конкурсного управ-ления установлены определением Бессарабского коммерческого суда от 24 февраля 1871 г., последствием чего было заключение между конкурсом и Томашевским, переступившим свои права Елисавете Киро-Динжан, контракта, оспариваемого ныне Гояном, а так как означенное определение коммерческого суда Правитель-ствующим Сенатом признано неправильным и отменено со всеми последствиями, то и контракт является незаконным, и во 2-х) потому что, независимо от последовавшего помянутого распоряжения Правительствующего Сената, контракт с Киро-Динжан не может быть признан в силе законного акта, так как посредством оного совершилась передача конкурсным управлением такого права на имущество должника, которое гораздо раньше учреждения конкурса было укреплено за третьим лицом: вотч. Кобольчин еще с 22 ноября 1869 года состояла в арендном содержании истца. Поэтому суд признал, что имение Флондора, на основании 609 ст. Х т.1 ч., как состоящее в незаконном владении, должно быть возвращено в арендное владение истцу Гояну. За признанием же незаконности владения вотч. Кобольчин со стороны упраздненного конкурса, ответчики бывшие кураторы оного: Шор, Колпакчи, Штернгольд и Гойхберг, на основании 610, 611, 620, 622 и 641 ст. Х т. 1ч., 366, 456, 478, 479 и 480 ст. уст. Гр. Суд., обязаны возвратить истцу полученные ими с этого имения доходы за время с 23-го апреля 1871 г. По 24-е марта 1873 г., т.е. со времени взятия конкурсом в свое распоряжение вотч. Кобольчин, в количестве, определенном суммой ежегодного платежа по контракту 21 мая 1871 г., а Елисавета Киро-Динжан обязана возвратить все денежные доходы с 24 марта 1873 г., т.е. со дня, в который ей объявлены права Гояна, по день действительного удаления ее от владения, с % на сумму этих доходов со дня предъявления Гояном иска, т. Е. с 16 июля 1873 г. Приняв засим в соображение, что незаконный владелец, при отчуждении имущества из его владения, обязан возвратить правой стороне доходы с имения, т.е. прибыль за вычетом расходов, и что продукты и произведения земли, будучи результатом труда и капитала, не составляют дохода в смысле, придаваемом сему понятию законом, нельзя не признать требование Гояна о присуждении в его пользу ценности продуктов вотчины Кобольчин за 1873 г. неосновательным и посему неподлежащим удовлетворению. По всем этим основаниям окружной суд определил: 1) дальнейшее действие арендного контракта от 21 мая 1871 г., явленного у нотариуса Баранецкого за №333 и переуступленного Елисавете Киро-Динжан, прекратить, и, удалив ее, Киро-Динжан, от пользования по оному заарендованным имением Кобольчин, Отдать таковое в пользование истцу Гояну по контракту, явленному в Подольской палате гражданского суда 26 ноября 1869 г. За № 129; 2) признав за истцом Гояном право на получение от ответчиков Колпакчи, Шора, Гойхберга и Штернгольда полученных ими по арендному контракту 21 мая 1871 г. доходов вотч. Кобольчин за время с 23 апреля 1871 г. по 24 марта 1873 г., по исключении из оных уплаченных за ту вотчину поземельных сборов, предоставить Гояну количество такового вознаграждения с % по 10 на 100 в год с 16 июля 1873 г., доказывать в порядке исполнительного производства; 3) признав за истцом Гояном право на взыскание с ответчицы Киро-Динжан всех полученных за время с 24 марта 1873 г., по день действительного ее удаления денежных доходов вотч. Кобольчин с % по 10 на 100в год, предоставить Гояну количество таковых доказывать в порядке исполнительном, и 4) взыскать со всех ответчиков вместе в пользу казны судебной пошлины 50 руб. Рассмотрев затем дело вследствие апелляционных жалоб обеих тяжущихся сторон, судебная палата нашла, что в виду возбужденного сторонами спора относительно правильности предъявления истцом Гояном своего иска к бывшим членам конкурсного управления: Колпакчи, Шору, Гойхбергу и Штернгольду, – не в порядке, указанном уст. Гр. Суд. Для предъявления исков о взыскании вознаграждения за вред и убытки, причиненные распоряжениями должностных лиц, разрешению палаты в настоящем деле прежде всего подлежит вопрос о том, следует ли иск, предъявленный к членам конкурсного управления, рассматривать в общем порядке гражданского судопроизводства или же в особо установленном в виде изъятия для исков об убытках, взыскиваемых с должностных лиц, с соблюдением условий, изложенных в ст. 1316-1336 уст. гр. суд.? Обратившись к точному смыслу приведенных законоположений, палата усмотрела, что в них излагаются изъятия в порядке судопроизводства по искам, предъявляемым к должностным лицам административного ведомства, и по искам, предъявляемым к судьям, прокурорам и другим членам судебного ведомства. Правила, касающиеся исков, предъявляемых к должностным лицам административного ведомства, очевидно не могут быть применяемы к искам против членов конкурсных управлений, которые, в силу 1910 ст. т. ХI уст. Торг., составляют по делам, им вверенным, нижнюю степень коммерческого суда, т.е. судебного учреждения; правила же о судопроизводстве по искам, предъявляемым к судьям, прокурорам и другим членам судебного ведомства, помещенные в ст. 1331-1336 уст. Гр. суд., относятся исключительно к должностным лицам, принадлежащим к составу судебных учреждений, образованных на основании уставов 20 ноября 1864 г., в число коих не включены ни коммерческие суды, ни конкурсные управления. Следовательно к искам об убытках, причиненных распоряжениями конкурсных управлений, не могут быть применяемы ни правила, изложенные в ст. 1316-1330 уст. Гр. суд., ни порядок, указанный в ст. 1331- 1336 уст. гр. суд., а таковые иски должны быть предъявляемы в общем порядке судопроизводства. Переходя засим к существу требований, заявленных истцом Гояном, и усмотрев, что таковые обращены к Колпакчи, Шору, Гойхбергу и Штернгольду, как к членам конкурсного управления, распоряжениями коих нарушены права истца, и к Елисавете Киро-Динжан, как к лицу, в неправильном пользовании которого находится вотчина Кобольчин, право на арендование коей отыскивает Гоян, палата нашла, что конкурсное управление, по ст. 1910 т. XI ч. 2, есть присутственное место, постановления и решения которого, в силу ст. 1910-2004 уст. торг., подчиняются в порядке ревизии коммерческим судам; следовательно и члены конкурсного управления по отношению к делам, сему управлению вверенным, должны быть рассматриваемы как должностные лица; что законы, устанавливающие вообще право на вознаграждение за вред и убытки и за незаконное владение чужим имуществом, не могут быть применяемы для определения ответственности должностных лиц за действия их по должности, последствием коих является причинение вреда и убытков тем лицам, интересы которых нарушены такими действиями, ибо законы, изображенные в ст. 255 т. II и 677 ст. X ч. 1, обуславливают привлечение должностных лиц к ответственности за их действия и распоряжения по должности, пред лицами, коим таковыми действиями и распоряжениями причинен вред или убыток, признанием в установленном порядке и по судебному приговору означенных действий должностного лица неправильными, противозаконными и потому влекущими за собой обязанность вознаградить за причиненные оными вред и убытки. В виду этих законоположений, суду, рассматривающему право истца по настоящему делу, Гояна, на предъявление к членам конкурсного управления требования и вознаграждения за убытки, причиненные ему распоряжением конкурсного управления, прежде всего надлежит обсудить, представлены ли со стороны истца требуемые ст. 366 уст. гр. суд. Доказательства в подтверждение того, что деяние ответчиками учиненное в качестве должностных лиц и причинившее истцу убытки, вознаграждение за которые он отыскивает, было в установленном порядке признано противозаконным и по судебному приговору налагающим на них такую ответственность пред истцом. Из представленных самим истцом документов усматривается, что на распоряжение конкурсного управления, учрежденного по делам Флондора об отдаче вотч. Кобольчин в арендное содержание Томашевскому на срок с 1871 по 1874 г., в каковом распоряжении истец именно усматривает нарушение своих прав, поверенный Гояна, Милюбенский, приносил жалобу Бессарабскому коммерческому суду; но суд этот, основываясь на 1949 ст.т. ХI уст. торг., не только не признал распоряжения конкурсного управления о недопущении Гояна к арендному пользованию вотч. Кобольчин неправильным или противозаконным, но, напротив того, определением, постановленным 13-го октября 1871 г., остановил означенную жалобу Милюбенского без уважения, как неосновательную и неуместную. Засим, по принесенной на это определение коммерческого суда со стороны Гояна жалобе, Правительствующий Сенат хотя и постановил об отмене сего определения, но, как это видно из указа его 7 декабря 1872 г., Сенат при этом не вошел в рссмотрение существа жалобы Гояна, а признал обжалованное определение коммерческого суда подлежащим отмене исключительно в виду того соображения, что, за уничтожением всего производства о несостоятельности Флондора, должно почитаться ничтожным и обжалованное Гояном определение коммерческого суда 13 октября 1871г. Таким образом из содержания приведенных определений коммерческого суда 13 октября 1871 г. и указа Правительствующего Сената 7 декабря 1872г.- усматривается совершенное отсутствие главного и существенного условия, при наличности которого лишь могло бы возникнуть право истца на привлечение должностных лиц, членов конкурсного управления, к ответственности перед ним в убытках, причиненных ему распоряжением того управления об устранении его от арендного пользования вотч. Кобольчин, и заключением на эту вотч. Другого арендного договора с Томашевским. Истец Гоян кроме того утверждает, что привлекаемые им к делу ответчики не должны быть рассматриваемы как должностные лица, ибо конкурсное управление, учрежденное по делам Флондров коммерческим судом, признано Сенатом Неправильно учрежденным, и определение о сем подлежащем уничтожению. Но с таким взглядом истца не возможно согласиться, ибо упразднение конкурсного управления могло изменить значение должностных лиц, входивших в состав оного, лишь с того времени, когда последовало упразднение, и когда отношения их к вверенному конкурсному управлению делу прекратились; но так как распоряжение ответчиков, в котором истец усматривает нарушение своих прав, последовало в 1871г., т.е. в то время, когда конкурсное управление по делам Флондров, установленным в законе порядком учрежденное, еще существовало, то и порядок ответственности членов оного за действия по должности, в то время учиненные, должен быть тот самый, который установлен для должностных лиц. Поверенный истца ссылается на определение Бессарабского коммерческого суда, от 12-го февраля 1873 г., которым суд не признал себя вправе ревизовать действия конкурсного управления, обжалованные Гояном, в виду последовавшего Сенатского указа об уничтожении того конкурса, причем предоставил Гояну предъявить к членам конкурса иск в установленном порядке; но означенное определение коммерческого суда очевидно не может быть признаваемо обязательным для судебного места, разрешающего вопрос о праве истца на привлечение к ответственности членов конкурсного управления, ибо, в силу 9 ст. уст. гражд. суд., судебные установления обязаны решать дела по точному разуму существующих законов; независимо от сего, само это определение, как постановленное по однородному ходатайству истца Гояна, без обсуждения возражений противной стороны, не может создавать для Гояна прав против ответчиков и лишить последних права, по закону им принадлежащего. По таковым соображениям, приходя к заключению о том, что ответчики Колпакчи, Шор, Гойхберг и Штернгольд, по отношению к предъявленному к ним со стороны Гояна требованию, могли бы быть привлекаемы к ответственности лишь в порядке, установленном для лиц должностных, за действия, признанные по судебному приговору неправильными или противозаконными, и что истец Гоян ничем не доказал, что те действия и распоряжение названных им ответчиков, в которых он усматривает нарушение своих прав, были установленным порядком признаны неправильными и влекущими за собою обязанность вознаградить его за причиненные оными вред и убытки, палата признала иск, предъявленный Гояном к бывшим членам конкурсного управления,- Колпакчи, Шору, Гойхбергу и Штернгольду, – неосновательным и неподлежащим удовлетворению. Обратившись засим к рассмотрению исковых требований Гояна, обращенных к Елисавете Киро-Динжан, палата усмотрела, что таковые заключаются: 1) в ходатайстве о признании недействительным контракта, в силу коего вотч. Кобольчин находится в арендном пользовании Киро-Динжан, и передаче этой вотчины в его, Гояна, арендное пользование, согласно контракту, им заключенному 22 ноября 1869г. с Флондром, и 2) в ходатайстве о взыскании с нее, Киро-Динжан, доходов, полученных ею с вотч. Кобольчин за время с 24 марта 1873г. по 6 апреля 1874 г. в размере 10,594 руб. 44 коп. с 3% единовременной неустойки на эту сумму и 10% в год, считая с 16 июня 1873г. Первое из этих требований решением Кишиневского окружного суда признано подлежащим удовлетворению, и палата, с своей стороны, признав вполне правильными и основательными соображения, приведенные в этом отношении окружным судом, пришла к заключению о том, что эта часть обжалованного поверенным ответчицы Киро-Динжан решения не подлежит отмене и должна быть оставлена в силе. Что же касается требований Гояна о взыскании с Киро-Динжан доходов и процентов, то в основание означенных требований Гоян приводит недобросовестность владения Киро-Динжан вотч. Кобольчин с 24-го марта 1873 г. по 6 апреля 1874г., и в доказательство правильности исчисленной им суммы полученных доходов ссылается: на удостоверение суммы полученного ответчицей с царан оброка с 1 апреля 1873 г. и на заключенный ею договор с помещиком Стамати, по которому она продала ему 500 кило пшеницы за 8,750 руб. В этом отношении палата нашла, что, по ст. 524т. Х ч. 1, владение признается законным, когда имущество приобретено способами, в законах дозволенными, а, по ст. 530 того же тома, оно признается добросовестным дотоле, пока не будет доказано, что владельцу достоверно известна неправость его владения, причем одно сомнение в неправильности владения не есть еще основание к признанию владения недобросовестным. Последствия добросовестного владения определительно выражены как в приведенной 530 ст., так и в 626 ст. того же тома, и состоять в обязанности добросовестного владельца сохранить и возвратить законному владельцу доходы с того лишь времени, когда ему формально, чрез судебное место, объявлено будет о возникшем против его владения споре и о требовании возвращения имения. Применив эти законоположения к настоящему случаю и усмотрев из обстоятельств дела: во 1-х) что ответчица владела вотч. Кобольчин на основании установленным порядком заключенного договора с конкурсным управлением, учрежденным по делам собственника сей вотчины, Флондора; во 2-х) что истец определяет срок прекращения добросовестности владения Киро-Динжан 24 марта 1873 г. в виду того, что в это число ей сделано от его имени заявление о последовавших указах Правительствующего Сената, коими конкурсное управление по делам Флондора уничтожено; в 3-х) что это заявление не может быть признаваемо однозначным с формальным, чрез судебное место, объявлением о возникшем против владения ответчицы споре, на которое 530 ст. т. Х ч. 1 указывает, как на срок, с коего добросовестный владелец обязан сохранять доходы в пользу законного владельца,- а представляется лишь основанием к возбуждению сомнения в законности владения Киро-Динжан, каковое сомнение, как это положительно высказано в ст.526, не может обратить владения ее в недобросовестное, и в 4-х) что ответчица Киро-Динжан получила формальное, чрез судебное место, объявление о возникшем против ее владения вотч. Кобольчин споре со стороны Гояна лишь 9 августа 1873 г., как это видно из ее росписки на посланной ей от Кишиневского окружного суда повестке, судебная палата пришла к заключению, что, в силу приведенных законов, ответчица должна быть признана добросовестною владелицей вотч. Кобольчин, но обязанною возвратить истцу доходы с оной, полученные с 9 августа 1873 года. Относительно же определения размеров этих доходов, палата не признала возможным принять в основание сего представленные истцом документы, потому: во 1-х) что вотч. Кобольчин находилась в арендном пользовании ответчицы, вследствие чего действительный доход, ею полученный, может быть определен с точностью лишь по соображении валового дохода с произведенными ею затратами, а во 2-х) и потому еще, что проданная ею по договору 15 августа 1873 г. пшеница может и не составлять собственно дохода, полученного ответчицей после 9 августа 1873 г., а доход, полученный до того времени. В виду сего, применяясь к 896 ст. уст. гр. суд. и не находя возможным по представленным истцом доказательствам определить самую сумму доходов, полученных ответчицей и присужденных истцу, палата признала, что истцу должно быть предоставлено право доказывать сию сумму в порядке исполнительного производства. Засим, имея в виду, что в решении окружного суда постановлено о взыскании судебной пошлины в размере 50 руб. с ответчиков, тогда как, по разуму 848 т. Уст. гр. суд., таковая должна быть уплачиваема подающим исковое прошение, палата нашла, что в этом отношении решение суда подлежит также отмене, и означенная пошлина должна быть взыскана с Гояна. По всем изложенным соображениям и приведенным законам судебная палата 11/28 сентября 1874 г. определила:1) арендный контракт, заключенный 21 мая 1871 г. конкурсным управлением по делам несостоятельных должников Флондоровых с дворянином Томашевским, а последним переуступленный Елисавете Киро-Динжан, признать недействительным и, удалив Киро-Динжан от арендного пользования в силу сего контракта вотч. Кобольчин, передать таковую истцу Гояну в арендное владение по контракту, с ним заключенному Флондором 22 ноября 1869 г., явленному у крепостных дел Подольской гражданской палаты 26 ноября того же года и записанному в актовую книгу под №129; 2)ответчицу Киро-Динжан признать добросовестной владелицей вотч. Кобольчин по контракту, заключенному конкурсным управлением с Томашевским, но обязанною возвратить истцу Гояну доходы ею полученные с означенной вотч. С 9 августа 1873 г. по 6 апреля 1874 г., количество же сих доходов предоставить истцу Гояну доказывать в порядке исполнительного производства; 3) в иске Гояна к бывшим членам конкурсного управления по делам Флондоров, Колпакчи, Шору, Штернгольду, отказать;4) судебную пошлину за неоцененную часть иска в размере 50 руб. взыскать с истца Гояна.В кассаци-онной жалобе поверенный Гояна, Милюбенский, просит об отмене тех частей решения судебной палаты, которыми: 1) отказано Гояну в иске с ответчиков Колпакчи, Шора, Гойхберга и Штернгольда; 2) отклонена просьба Гояна о присуждении с ответчицы Киро-Динжан доходов с вотчины Кобольчин за время с 24 марта по 9 августа 1873 г., а также стоимости проданной пшеницы и полученного ею оброка;3) отменено решение окружного суда о взыскании с ответчиков судебной пошлины за производство окружного суда и определено взыскание этой пошлины с истца. При этом Милюбенский объясняет, что: 1) вопрос об убытках, предусмотренных в ст. 255 п. 3 т. 2 ч. 1 и ст. 677 т. Х. ч. 1, т. е. причиненных должностными лицами из корыстных или иных личных видов, возбужден судебной палатой помимо требования и указания сторон, так что решение ее оказывается постановленным по измененному самой палатой юридическому основанию иска, чем и нарушены ст. 1, 11, 12, 332, 367, 694, 706 и 773 уст. гр. суд. и неправильно применены к делу 3 пун. 255 ст. II т. 1 ч., 677 ст. 1 ч. Х т. И 366 ст. уст. гражд. Суд.; 2) иск о доходах, предъявленный к ответчикам бывшим членам конкурсного управления, основан на определениях Правительствующего Сената (по 4 Департаменту), изложенных в указах Бессарабскому коммерческому суду от 7 декабря 1872 г. за №№3422 и 3423, и не находится ни в какой зависимости от признания правильности и неправильности действий означенных членов конкурса между тем в решении палаты, отказавшей в предъявленном к ответчикам иске о доходе, не подвергнуты обсуждению ни основания этого иска, ни соображения окружного суда, которым иск этот признан правильным; этим палата допустила нарушение 68 ст. 1 т. зак. Осн., 224 и 237 ст. учрежд. Правительствующего Сената, :09, 610, 611, 621, 622, 626, 641,643, 691 ст. 1 ч. Х т., 1 , 11, 339, 694, 706 и 2 п. 711 и 773 ст. уст. гражд. суд.; 3) в решении палаты относительно юридического значения должности членов конкурсных управлений не установлено определенно, в каком качестве действо-вали ответчики, нарушая посессионное владение истца вотчиной Кобольчин, а таковое упущение имеет весьма важное значение в виду двойственного характера деятельности конкурсных управлений, с одной стороны как присутственного места и, с другой, как юридического лица, и в виду того положения, установленного в решении окружного суда и судебной палаты, что ответчики, бывшие члены конкурсного управления, незаконно нарушили и приостановили действие посессионного контракта истца на вотч. Кобольчин; поэтому, не зная в каком качестве действовали бывшие члены конкурса, нельзя судить о правильности той части решения палаты, в которой ответчики признаны должностными лицами и потому освобождены от ответственности по иску, и следовательно решение палаты представляется неполным, неясным и не содержащим в себе той определительности, какая требуется от судебного решения. Таким образом, та часть решения, в которой определено юридическое значение членов конкурса, оказывается постановленной с нарушением ст. 711 и 774 уст. гражд. Суд. и ст. 1910, 1917, 2004 уст. торг.; 4) признанием, что не смотря на уничтожение конкурсного управления со всеми последствиями, ответчики, бывшие члены его, могут пользоваться правами законно-учрежденных конкурсных управлений, палата допустила неправильное толкование упомянутых выше определений 4-го департамента Сената и нарушила ст. 68 т. 1 зак. осн., ст. 224 и 237 учр. Пр. Сената и ст. 586 т. Х ч.2; 5) отказав в предъявленном к бывшим членам конкурсного управления требовании о возвращении доходов, полученных ими во время владения имением, признанного судом и палатой самовольным и незаконным, и, установив, что законы о вознаграждении за вред и убытки и незаконное владение чужим имуществом не могут быть применимы к ответственности конкурсных управлений за действия их по должности, последствием коих является вред для третьего лица, – палата неправильно истолковала и применила к делу ст. 609, 643, 677, 684, 689 т. Х ч. 1 и ст. 255 т. II ч. 1; 6) признав, что нотариальное заявление 24 марта 1873 г., при коем предъявлена ответчице Киро-Динжан копия упомянутого выше указа Правительствующего Сената об уничтожении всего производства о несостоятельности Флондоров, не может считаться однозначащим с формальным, чрез судебное место, объявлением о возникшем против владения ответчицы споре, палата допустила неправильное толкование 530, 626 ст. 1 ч. Х т., 128 ст. нотар. полож., указа Сената, от 7 декабря 1872 года за № 3922, имеющего для настоящего дела силу закона, ст. 68 т. I зак. осн. и ст. 224 и 237 учр. Пр. Сената; 7) палата отклонила требование о присуждении ему доказанной формальным контрактом заключенным поверенным ответчицы с Михаилом Стамати, стоимости пшеницы урожая вотч. Кобольчин за 1873 год, т.е. стоимости таких продуктов, которые произрастали, собраны и свезены на ток во время предъявления ответчице нотариального требования и иска о возвращении истцу вотчины Кобольчин со всеми натуральными и денежными доходами за время с 24 марта 1873 г., причем палата предоставила истцу в порядке исполнительного производства требовать в виде доходов ту разницу, какая окажется от соображения валового дохода с затратами, произведенными ответчицей в качестве арендной владелицы; но таким заключением палата нарушила ст. 339, 367, 694, 706, 711 и 773 уст. гражд. суд. и ст. 610, 611, 620, 622, 623 и 626 т. Х ч. 1, так как палата опиралась при этом на доводы, придуманные ею самой, а не исходившие от ответной стороны, и при том не определила, какие именно расходы подлежат исключению из валового дохода, и 8) палата отменила часть решения окружного суда о взыскании судебной пошлины, в размере 50 руб., со всех ответчиков, без жалобы и требования с чьей-либо стороны, по собственному усмотрению, и обратила это взыскание на истца, чем и нарушены 4 п. 266 ст., 339, 367, 694, 706, 711, 773, 849 и 852 ст. уст. гражд. суд.

Выслушав заключение товарища обер-прокурора, Правительствующий Сенат находит, что сущность возражений, делаемых просителем против той части решения палаты, коей отказано Гояну в иске к конкурсу, сводится к тому, что палата: а) помимо указаний сторон, возбудила вопрос о должностном значении членов конкурса; б) недостаточно ясно установила, в каком характере действовал конкурс, нарушая право Гояна; в) неправильно постановила разрешение вопроса о виновности конкурса в иске в зависимость от признания судом действий конкурса предрешен указами Сената по 4 департаменту. В отношении сих возражений Правительствующий Сенат усматривает: 1) что вопрос о значении действий членов конкурсного управления по должности кураторов оного, как вопрос юридический, вопрос о подведении данного случая под тот или другой закон, мог быть возбужден палатой и помимо указания сторон и отнюдь не может быть смешиваем с такими обстоятельствами и требованиями, которые подлежат суждению суда лишь при ссылке на них тяжущихся; но независимо от сего, из дела видно, что присущий членам конкурса характер должностных лиц указывал поверенный конкурса в своем объяснении на исковое прошение поверенного Гояна, и следовательно в настоящем случае палата затронула этот вопрос не по собственному почину; 2) что обращенный поверенный Гояна к конкурсному по делам Флондоров управлению иск имел предметом взыскание с конкурса убытков, причиненных Гояну устранением его от посессионного содержания заарендованной им у несостоятельных вотчины Кобольчин и сдачей этой вотчины другому лицу. Обсудить этот иск палата могла лишь с точки зрения тех законоположений, коими определяется и направляется деятельность конкурсных управлений по отношению к поручаемым их заведыванию делам несостоятельного; по смыслу же этих законов ( ст. 1910-2004 т. XI ч. 2), члены конкурсов во всем, что соприкасается с деятельностью их как представителей избравших их кредиторов, как хозяев и распорядителей конкурсной массы, ведающих, под непосредственным надзором коммерческого суда, определенный, указанный в законе круг дел, им вверенных, является несомненно с характером членов присутственного места, с характером лиц должностных. Это и признала палата, а засим, в виду требования истца о привлечении к гражданской ответственности членов конкурса, причинивших Гояну своими действиями при исполнении обязанностей своих имущественный ущерб, палата должна была, на точном основании ст. 255( п. 3) т. 2 ч. 1 и ст. 677 т. Х ч. 1 св. зак. изд. 1857 г., поставить рассмотрение этой части иска Гояна в зависимость от того, представлены ли истцом надлежащие доказательства, что действия конкурса признаны в установленном порядке неправильными и выходящими за пределы предоставленной ему по закону власти; 3) что указами Правительствующего Сената (по 4 департаменту) от 7 декабря 1872 г. уничтожено вообще все производство о несостоятельности Флондоров, но указы эти, как выводит палата, не касаются вопроса о правильности или неправильности действий членов конкурса, как лиц в то время еще должностных, при устранении Гояна от арендного содержания вотчины Кобольчин; поэтому упомянутые Сенатские указы и не могли служить для палаты достаточным основанием к рассмотрению по существу иска Гояна об убытках, причиненных ему действиями конкурса. Обращаясь засим к обсуждению прочих указаний просителя. Правительствующий Сенат находит, что палата, не признав сделанного ответчицей Киро-Динжан нотариального заявления равносильным формальному, чрез судебное место, заявлению, о котором говорится в ст. 530 т. Х ч. 1, не нарушила тем 5 п. 128 ст. полож. о натор. части, так как в этой последней статье постановляется не о силе и значении делаемых чрез нотариусов заявлений, а говорится только о праве нотариусов свидетельствовать, по желанию стороны, заявления ее, посылаемые ею другой стороне; сама же оценка доказательств, представленных Гояном в подтверждение его требования о признании ответчицы владелицей недобросовестной, относится к существу дела и не подлежит поэтому поверке в кассационном порядке 9ст. 12 учр. касс. д-ов . 1 ч. 2 по продол.1876г.). Далее предоставление Гояну искать присужденное с ответчицы Киро-Динжан взыскание в порядке исполнительном за невозможностью определить, на основании представленных истцом доказательств, точную сумму отыскиваемого с нее вознаграждения, представляется вполне согласным с 896 ст. уст. гр. суд. и не может почитаться нарушающим указываемые просителем по отношению к этому предмету законы, так как означенное заключение палаты состоялось, как сказано, в виду недостаточности доказательств, представленных истцом в подтверждение его требования о взыскании с Киро-Динжан денег за пшеницу, – правильность же такого заключения, относящегося к существу дела, не подлежит поверке Сената в кассационном порядке ( ст. 12 учр. касс. д-ов. Т.1 ч. 2 по прод. 1876 г.). Наконец часть решения окружного суда, касавшуюся взыскания судебной пошлины с ответчиков, палата могла отменить в виду того, что в апелляционной жалобе было выражено ходатайство об отмене решения суда вообще, стало быть и той части оного, по которой уплата судебной пошлины была возложена на апелляторов; само же присуждение этой пошлины с истца не противоречит приводимым в кассационной жалобе законам, так как истцу было отказано в существенных требованиях и никакой денежной суммы в его пользу присуждено не было, а в таком случае должна была пасть на него и установленная ст. 849 и 852 судебная пошлина. По всем изложенным основаниям Правительствующий Сенат определяет: кассационную жалобу поверенного Гояна, Милюбенского, по 793 ст. уст. гражд. суд., оставить без последствий[29].

№ 6

1908 рік, 23 жовтня. – Визначення Урядового Сенату у справі за поданням Міністра внутрішніх справ, про скасування постанови Бессарабської губернської присутності, від 12 лютого 1907 року, у справі про усиновлення поселянами с. Коболчина, Секурянської волості, Хотинського повіту, Антоном в Ефтенією Горюками австрійського підданого Йосипа Брінка

 

(Иностранные подданные до принятия общим порядком русского подданства не могут быть усыновлены членами сельских обществ (ук. 2 деп. 23 октября 1908 г. № 4777) (ст. 224 общ. пол. и ст. 155 т. X ч. и свод. зак.).

 

Дело по предоставлению Министра Внутренних Дел, об отмене постановления Бессарабскою губернскою присутствия, от 12 февраля 1907 года, по делу об усыновлении поселянами с. Кобольчина, Секурянской волости, Хотинского уезда, Антоном в Ефтенией Горюками австрийского подданного Иосифа Бринка.

Рассмотрев настоящее дело, Правительствующий Сенат находить, что постановление Бессарабского губернского присутствия о необходимости утверждению казенными палатами актов об усыновлении сельскими обывателями крестьян других селений, послужившее отчасти основанием к отказу в усыновлении австрийского подданного Бринка поселянам Горюкам, хотя и представляется неправильным, как противоречащее неоднократным разъяснениям Правительствующего Сената (ук. первого общ. собр. Правительствующая Сената 28 марта 1902 года, № 2740 и др.1 о том, что к обязательствам казенных палат отнесено не утверждение актов волостных правлений об усыновлении сельских обывателей крестьянами иных селений, а лишь регистрирование таких усыновлений, тем не менее отказ в усыновлении Бринка Горюкам в конечном своем выводе представляется правильным, по ниже следующим соображениям.

Правительствующий Сенат по гражданскому кассационному департаменту, в решении 27 апрели 1894 г: № 62 и 1898 г. № 32, признано было, что в вопросе о праве иностранных подданных на усыновление их русскими подданными надлежит руководствоваться ст. 995 т. II свод, зак., на основании которой иностранцы, находясь в России, – как лично, так и по имуществу, подлежат действию Российских законов и пользуется их защитою, покровительством и всеми правами, ими установленными. Однако, такие разъяснения Правительствующего Сената рассматривают усыновление исключительно с точки зрения гражданского права; поэтому они не могут иметь применения в тех случаях когда усыновление является актом не только гражданского права. но и публичного права. В применении же к лицам сельского состояния, – пользующихся всеми правами членов сельских обществ, – усыновление является актом права публичного, ибо усыновленный в таком случае получает не только права личные, но и нрава публичные, как-то право на пользование землей в обществе, право голоса на сходе и связанное с ним право на избрание в общественные должности и в выборные на волостной сход, – а, следовательно, даже права политические, которые иностранные поданные во всяком случае получить не могут. Изложенное не оставляет сомнений в том, что иностранные подданные до принятия общим порядком русского подданства не могут быть усыновляемы членами сельских обществ. По изложенным соображениям Правительствующий Сенат определяет: представление по сему делу Министра Внутренних Дел об отмене постановления Бессарабского губернского присутствия, 12 февраля 1907 года, оставить без последствий[30].

 

Сучасне село Коболчин. Фото О.Д. Чорного

____________________________________________________________________________

На верхній ілюстрації – проектний герб села Коболчин радянських часів.

[1] Коболча (Кобильча, Кобилча, Коболчанка) – річка, що протікає через село і впадає біля села Василівка в Дністер. Давніше місцеві жителі також називали цю річку Капачанка (від «капати», як характеристика течії). У с. Василівка деколи цю річку називали Стара Річка.

[2] Мандзяк А. С. История Сокирянщины в документах и материалах: От первых упоминаний до 1812 года / Алексей Степанович Мандзяк, автор и составитель. – «Сокирянщина», 2015. – С. 356; Мандзяк О.С. Православна Церква на Сокирянщині / Мандзяк Олексій Степанович, автор і упорядник. – «Сокирянщина», 2016. – С. 212; Чорний О.Д, Мандзяк О.С. Не загубились села у віках: Дослідження, знахідки, відкриття / Олександр Чорний, Олексій Мандзяк. – Чернівці: «Друк Арт», 2014. – С. 30.

[3] Мандзяк А. С. История Сокирянщины в документах и материалах: От первых упоминаний до 1812 года / Алексей Степанович Мандзяк, автор и составитель. – «Сокирянщина», 2015. – С. 55-59.

[4] Див.: Мандзяк А. С. История Сокирянщины в документах и материалах: От первых упоминаний до 1812 года / Алексей Степанович Мандзяк, автор и составитель. – «Сокирянщина», 2015.

[5] Бан – боярський чин Молдавського князівства.

[6] Мандзяк А.С. История Сокирянщины в документах и материалах: От первых упоминаний до 1812 года / Алексей Степанович Мандзяк, автор и составитель. – «Сокирянщина», 2015. – С. 439.

[7] Кучерявий О.П., Мандзяк О.С. Гвіздівці. Шляхами століть. / О.П. Кучерявий, О.С. Мандзяк – Кам’янець-Подільський: ФОП Панькова А. С., 2019. – С. 88.

[8] Дело по иску поверенного помещицы Сумароковой титулярного советника Лисовского Льва к помещику с. Гвоздоуць Томульцу Сандулакию за незаконное владение им вотчиной Гвоздоуцы (08.05.1834–25.09.1852). – ДАЧО, ф. 177. оп. 1, спр. 614.

[9] Турецько-підданий грек-фанаріот Антоній Павлович Палеолог (1760 р.н.) з дружиною Марією Костянтинівною (1776 р.н.) проживали в Коболчині і після продажу свої частини. У різні роки орендували землі в Коболчині, а також у селах Гвіздівці і Клокушна.

[10] Мандзяк А. С. История Сокирянщины в документах и материалах: От первых упоминаний до 1812 года / Алексей Степанович Мандзяк, автор и составитель. – «Сокирянщина», 2015. – С. 355 – 358.

[11] Мандзяк А. С. История Сокирянщины в документах и материалах: От первых упоминаний до 1812 года / Алексей Степанович Мандзяк, автор и составитель. – «Сокирянщина», 2015. – С. 355 – 358.

[12] Lecca Octav-George. Familiile boereşti române: istoric şi genealogie (dupe isvoare autentice). – Bucureşti: Institutul de Arte Grafice şi Editură «Minerva», 1899. – P. 228.

[13] У 1919 році була спроба перейменувати Сторожинець у Флондорени за прізвищем цієї поміщицької родини, якій колись належало це поселення, але нова назва не прижилася.

[14] Докладно про цю гілку подано в наступній праці: Мандзяк А.С. Васильевские Филодоры: Историко-генеалогическое исследование / Мандзяк Алексей Степанович, автор и составитель. – Београд, 2017. – С. 40-53.

[15] Мандзяк О. С. Історія Сокирянщини в особах деяких іі власників // Сокирянщина: Історико-краєзнавчий альманах. / Упорядкування і редагування, О.С. Мандзяк. – Вип. 2. – 2011. – С. 130.

[16] Чорний О. Д., Мандзяк О. С. Сокирянська бистрина. – Чернівці: «Прут», 2011. – С. 93 – 94.

[17] Крестьянское движение в России в 1857–1861 гг. Сборник документов. – Москва: Издательство социально-экономической литературы, 1963. – С. 648.

[18] Крестьянское движение в России. Июнь 1907 г. – июль 1914 г. Сборник документов. / Под ред. А.В. Шапкарина. – Москва-Ленинград: «Наука», 1966. – С. 595.

[19] Крестьянское движение в 1917 году / Подготов. к печати К.Г. Котельникова и В.Л. Меллера. С предисл. Я.А. Яковлева. – М.: Политиздат, 1927. – С. 105.

[20] Так в оригіналі.

[21] История Молдавии: Документы и материалы. – Т.III: Положение крестьян и крестьянское движение в Бессарабии. (1812-1861 гг.): Сборник документов. Ч.1. / Сост.: И.А. Анцупов, К.П. Крыжановская. Под ред. Я.С. Гросула, действ. чл. Акад. наук МССР. – Кишинев: «Штиинца», 1962. – С. 507–508; Крестьянское движение в России в 1857 – мае 1861 гг. Сборник документов. / Под редакцией доктора исторических наук С.Б. Окуня и доктора исторических наук К.В. Сивкова. – Москва: Издательство Социально-экономической литературы, 1963. – С. 648.

[22] История Молдавии: Документы и материалы. – Т.IV: Положение крестьян и общественно-политическое движение в Бессарабии. (1861-1895 гг.) / Сост. И.Г. Будак. – Кишинев: «Картя молдовеняскэ», 1964. – С. 222.

[23] Полный свод решений Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената (начиная с 1866 года), за 1872 г. №№ 678–985. – Екатеринослав, 1872. –

С. 1293 – 1295.

[24] Василівка.

[25] Сокиряни.

[26] Гвіздівці

[27] Земельні банки Новоросійського краю (за описами фондів Одеського, Дніпропетровського та Кіровоградського архівів) /авт.-упор.: А. В. Пивовар, О. І. Пєший, К. В. Шляховий. – Київ: Академперіодика, 2010. – С. 286.

[28] Так в оригіналі.

[29] Решения Гражданского кассационного департамента Правительствующего Сената, 1879 г. – СПб.: Типография Правительствующего Сената, [Б.г.] – С. 383 – 396.

[30] Указы и определения Правительствующего Сената // Известия Земского отдела. – СПб.: Земской отдел Министерства внутренних дел, 1908. – № 12. – С. 470.

Залиште свій коментар